<< Главная страница

Биография С.М.Соловьёва


Историк СоловьёвСоловьев Сергей Михайлович - историк, родился в Москве 5 мая 1820 г., умер 4 октября 1879 г. тоже в Москве, где протекала вся его жизнь, где он учился (в коммерческом училище, 1-й гимназии и университете), служил и работал. Семья (отец его был священником) воспитала в Сергее Соловьёве глубокое религиозное чувство, сказавшееся позже в том значении, какое он придавал в исторической жизни народов религии вообще и в применении к России, православию в частности. Уже в детстве он любил историческое чтение: до 13 лет он перечитал историю Карамзина не менее 12 раз; увлекался также и описаниями путешествий, сохранив интерес к ним до конца жизни. Университетские годы (1838 - 1842) на I отделении философского факультета прошли у С. под сильным влиянием не Погодина , читавшего излюбленный предмет Соловьева - русскую историю, - а Грановского . Преподаванием первого синтетический ум С. не удовлетворился: внутренней связи явлений оно не вскрывало. Красоту описаний Карамзина, на что Погодин особенно обращал внимание слушателей, Соловьев уже перерос; фактическая сторона курса давала мало нового, и С. на лекциях нередко подсказывал Погодину, дополняя его указания своими. Курс Грановского внушил Соловьеву сознание необходимости изучать русскую историю в тесной связи с судьбой других народностей и в широкой рамке духовной жизни вообще: интерес к вопросам религий, права, политики, этнографии и литературы руководил С. в течение всей его научной деятельности. В университете Сергей Соловьев одно время сильно увлекался Гегелем и "на несколько месяцев сделался протестантом"; но, говорит он, "отвлеченность была не по мне", "я родился историком". Книга Эверса : "Древнейшее право Руссов", излагавшая взгляд на родовое устройство древних русских племен, составила, по словам самого С., "эпоху в его умственной жизни, ибо Карамзин наделял одними фактами, ударял только на чувство", а "Эверс ударил на мысль, заставил думать над русской историей". Два года заграничной жизни (1842 - 1844) в качестве домашнего учителя в семье гр. Строганова дали С. возможность слушать профессоров в Берлине, Гейдельберге и Париже, свести в Праге знакомство с Ганкой, Палацким и Шафариком и вообще всмотреться в строй европейской жизни. В 1845 г. Соловьев блестяще защитил магистерскую диссертацию "Об отношениях Новгорода к великим князьям" и занял в Московском университете кафедру русской истории, остававшуюся вакантной после ухода Погодина. Работа о Новгороде сразу выдвинула С. как крупную научную силу с оригинальным умом и самостоятельными воззрениями на ход русской исторической жизни. Вторая работа С. - "История отношений между русскими князьями Рюрикова дома" (Москва, 1847) - доставила Сергею Соловьёву степень доктора русской истории, окончательно установив за ним репутацию первоклассного ученого. Кафедру русской истории в Московском университете С. занимал (за исключением небольшого перерыва) в течение более 30 лет; был избираем в деканы и ректоры. В лице Соловьёва Московский университет имел всегда горячего поборника научных интересов, свободы преподавания и автономии университетского строя. Выросши в эпоху напряженной борьбы так называемых славянофилов и западников, С. навсегда сохранил чуткость и отзывчивость к явлениям современной ему политической и общественной жизни. Даже в чисто научных трудах при всей объективности и соблюдении строго критических приемов Соловьев обыкновенно всегда стоял на почве живой действительности; его научность никогда не носила отвлеченного кабинетного характера. Держась известных принципов, С. чувствовал потребность не только следовать им самому, но и пропагандировать их; отсюда выдающиеся по благородному пафосу страницы в его книгах, наставительный оттенок в его университетских лекциях. В пору студенчества и за границей - говорит он о себе - "я был жаркий славянофил, и только пристальное занятие русской историей спасло меня от славянофильства и ввело мой патриотизм в должные пределы". Позже, примкнув к западникам, С. не порвал, однако, с славянофилами, с которыми его сближали одинаковые воззрения на религию и вера в историческое призвание русского народа. Идеалом Соловьева была твердая самодержавная власть в тесном союзе с лучшими силами народа. Огромная начитанность, глубина и разносторонность знания, широта мысли, спокойный ум и цельность миросозерцания составляли отличительные черты С. как ученого; они же обусловливали и характер его университетского преподавания. Лекции С. не поражали красноречием, но в них чувствовалась необыкновенная сила; они брали не блеском изложения, а сжатостью, твердостью убеждения, последовательностью и ясностью мысли (Бестужев-Рюмин ). Тщательно продуманные, они всегда вызывали на размышление. "С. давал слушателю удивительно цельный, стройной нитью проведенный сквозь цепь обобщенных фактов взгляд на ход русской истории, а известно, какое наслаждение для молодого ума, начинающего научное изучение, чувствовать себя в обладании цельным взглядом на научный предмет. Обобщая факты, С. стройной мозаикой вводил в их изложение общие исторические идеи, их объяснявшие. Он не давал слушателю ни одного крупного факта, не озарив его светом этих идей. Слушатель чувствовал ежеминутно, что поток изображаемой перед ним жизни катится по руслу исторической логики; ни одно явление не смущало его мысли своей неожиданностью или случайностью. В его глазах историческая жизнь не только двигалась, но и размышляла, сама оправдывала свое движение. Благодаря этому курс Соловьёва, излагая факты местной истории, оказывал сильное методическое влияние, будил и складывал историческое мышление. Настойчиво говорил и повторял Сергей Соловьев, где нужно, о связи явлений, о последовательности исторического развития, об общих его законах, о том, что называл он необычным словом - историчностью" (Ключевский). Как характер и нравственная личность С. обрисовался вполне определенно уже с самых первых шагов своей научной и служебной деятельности. Аккуратный до педантизма, он не потерял даром, кажется, ни одной минуты; каждый час его дня был предусмотрен. С. и умер за работой. Избранный в ректоры, он принял должность, "потому что тяжело было ее выполнение". Убедясь, что русское общество не имеет истории, удовлетворяющей научным требованиям времени, и почувствовав в себе силы дать таковую, он принялся за нее, видя в ней свой общественный долг. В этом сознании он черпал силы для совершения своего "патриотического подвига". 30 лет неустанно работал Соловьёв над "Историей России", славой его жизни и гордостью русской исторической науки. Первый том ее появился в 1851 г., и с тех пор аккуратно из года в год выходило по тому. Последний, 29-й, вышел в 1879 г., уже по смерти автора. В этом монументальном труде С. проявил энергию и силу духа, тем более изумительные, что в часы "отдыха" он продолжал готовить много других книг и статей разнообразного содержания. Русская историография, в ту пору, когда появился С., уже вышла из карамзинского периода, перестав главную задачу свою видеть в одном только изображении деятельности государей и смены правительственных форм; чувствовалась потребность не только рассказывать, но и объяснять события прошлого, уловить закономерность в последовательной смене явлений, открыть руководящую "идею", основное "начало" русской жизни. Попытки подобного рода даны были еще Полевым и славянофилами как реакция старому направлению, олицетворенному Карамзиным в его "Истории государства российского". В этом отношении С. сыграл роль примирителя. Государство, учил он, будучи естественным продуктом народной жизни, есть сам народ в его развитии: одно нельзя безнаказанно отделять от другого. История России есть история ее государственности - не правительства и его органов, как думал Карамзин, но жизни народной в ее целом. В этом определении слышится влияние отчасти Гегеля с его учением о государстве как совершеннейшем проявлении разумных сил человека, отчасти Ранке, оттенявшего с особой рельефностью последовательный рост и силу государств на Западе; но еще больше влияние самых факторов, определивших характер русской исторической жизни. Преобладающая роль государственного начала в русской истории подчеркивалась и раньше Соловьёва, но им впервые было указано истинное взаимодействие этого начала и элементов общественных. Вот почему, идя значительно дальше Карамзина, С. не мог преемственность правительственных форм изучать иначе, как в самой тесной связи с обществом и с теми переменами, какие вносила в его жизнь эта преемственность; и в то же время он не мог противопоставлять, подобно славянофилам, "государство" "земле", ограничиваясь проявлениями одного только "духа" народа. Одинаково необходим был в его глазах генезис и государственного, и общественного быта. В логической связи с такой постановкой задачи находится другое основное воззрение С., заимствованное у Эверса и развитое им в стройное учение о родовом быте. Постепенный переход этого быта в быт государственный, последовательное превращение племен в княжества, а княжеств - в единое государственное целое вот, по мнению Сергея Соловьёва, основной смысл русской истории. С Рюрика и до наших дней русский историк имеет дело с единым цельным организмом, что обязывает его "не делить, не дробить русскую историю на отдельные части, периоды, но соединять их, следить преимущественно за связью явлений, за непосредственным преемством форм; не разделять начал, но рассматривать их во взаимодействии, стараться объяснять каждое явление из внутренних причин, прежде чем выделить его из общей связи событий и подчинить внешнему влиянию"…
Читать дальше >>>
Источник: Брокгауз и Ефрон

«Учебная книга по Русской истории»


Содержание:
ГЛАВА I. Состояние страны, известной теперь под именем Россия до половины 9 века
ГЛАВА II. Призвание Рюрика с братьями и общие черты деятельности первых князей русских.
ГЛАВА III. Княжение Олега, Игоря Рюриковича, Ольги и Святослава Игоревича.
ГЛАВА IV. Усобицы между сыновьями Святослава и княжение Владимира Святославича.
ГЛАВА V. Усобицы между сыновьями Владимира и княжение Ярослава Владимировича.
ГЛАВА VI. События при сыновьях Ярослава I Владимировича.
ГЛАВА VII. События при внуках Ярослава I Владимировича.
ГЛАВА VIII. События от смерти Владимира Мономаха до взятия Киева войсками Андрея Юрьевича Боголюбского.
ГЛАВА IX. От взятия войсками Андрея Боголюбского до кончины Михаила Юрьевича.
ГЛАВА Х. Княжение Всеволода III Юрьевича.
ГЛАВА XI. События от кончины Всеволода III до нашествия татар.
ГЛАВА XII. Нашествие татар.
ГЛАВА XIII. Внутреннее состояние русского общества от половины IX до половины XIII века.
ГЛАВА XIV. От Батыева нашествия до кончины Александра Ярославича Невского.
ГЛАВА XV. Княжение братьев Невского, Ярослава и Василия.
ГЛАВА XVI. Судьба Юго-Западной России татарского нашествия.
ГЛАВА XVII. Борьба между сыновьями Александра Невского.
ГЛАВА XVIII. Борьба между Москвою и Тверью до смерти князя Юрия Даниловича Московского.
ГЛАВА XIX. Иоанн I Данилович Калита.
ГЛАВА XX. События при сыновьях Иоанна Калиты.
ГЛАВА XXI. Дмитрий Иоаннович Донской.
ГЛАВА XXII. Василий Дмитриевич.
ГЛАВА XXIII. Василий Васильевич Тёмный.
ГЛАВА XXIV. Внутреннее состояние русского общества от половины XIII до половины XV века.
ГЛАВА XXV. Княжение Иоанна III Васильевича.
ГЛАВА XXVI. Княжение Василия Иоанновича.
ГЛАВА XXVII. Царствование Иоанна IV Васильевича Грозного.
ГЛАВА XXVIII. Царствование Федора Иоанновича.
ГЛАВА XXIX. Царствование Бориса Годунова.
ГЛАВА XXX. Царствование Лжедмитрия.
ГЛАВА ХХХI. Царствование Василия Иоанновича Шуйского.
ГЛАВА XXXII. Междуцарствие.
ГЛАВА XXXIII. Царствование Михаила Федоровича.
ГЛАВА XXXIV. Состояние Западной России в конце XVI и в первой половине XVII века.
ГЛАВА XXXV. Царствование Алексея Михайловича.
ГЛАВА XXXVI. Царствование Федора Алексеевича.
ГЛАВА XXXVII. Общий обзор внутреннего состояния Московского государства.
ГЛАВА XXXVIII. Двоевластие.
ГЛАВА XXXIX. Царствование Петра Великого.
ГЛАВА XL. Внутренняя деятельность Петра Великого.
ГЛАВА XLI. Царствование императрицы Екатерины I.
ГЛАВА XLII. Царствование Петра II Алексеевича.
ГЛАВА XLIII. Царствование Анны Иоанновны.
ГЛАВА XLIV. Правление Бирона и Анны Леопольдовны.
ГЛАВА XLV. Царствование Елизаветы Петровны.
ГЛАВА XLVI. Царствование Петра III Федоровича.
ГЛАВА XLVII. Литература от Петра Второго до Екатерины II.
ГЛАВА XLVIII. Царствование Екатерины II.
ГЛАВА XLIX. Внутренняя деятельность Екатерины II.
ГЛАВА L. Царствование императора Павла Петровича.
ГЛАВА LI. Царствование Александра I.
ГЛАВА LII. Внутренняя деятельность императора Александра I.
ГЛАВА LIII. Царствование императора Николая Павловича (до 1850г.)


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация